steinvor
«Уважай каждого, бей сильно и никогда не извиняйся» боксерское правило
сами мы не московские, так что географии не знаем, не бечено

Короче, представляю как прыгал о радости Беллами, услышав про скандал со Сноуденом.

***

В Москве только выпал первый снежок, из частного самолета, нанятого в Бирмингеме через нескольких подставных лиц с опаской вылез невысокий человечек в теплом пальто неброского цвета и шапке-ушанке натянутой по самые брови. Его подозрительно бегающий взгляд скрывали непроницаемые солнцезащитные очки. Выпрыгнувший следом за Беллзом Доминик заботливо натянул фронтмену ушанку поглубже и завязал тесемки под самыми гландами. "Тебе нужно беречь свой уникальный голос!" - твердо заявил он и решительно направился первым к неприметному служебному входу в просторное здание Шереметьевского аэропорта. Ударник группы был готов встретить внезапный удар или нападение кгбшников первым и своей впалой грудью защитить музыкального гения и провидца Беллами.
Проплутав по подземным переходам и, для верности, замочив нескольких подозрительных лиц обжигающе горячим кофе из пластмассовых стаканчиков, они наконец, вышли через надземный переход к месту назначенной встречи.
- Ну, где он? - первым делом тревожным шепотом осведомился Беллами у сопровождающего их группу переводчика.
- Здравствуйте, Митя, - почти без американского акцента приветственно шагнул к Беллзу Сноуден. - Вы мне очень дорогой! В смысле, - тут Сноуден все-таки перешел на язык международного общения, потому что перед ним вживую стоял Он! Тот самый человек, чьи разоблачительные манифесты, зашифрованные в музыкальные тексты пронзили его мозг. И душу. И поразили в самый мозжечок, ответственный за ответственность перед мировой общественностью.
- Товарищ, - торжественно обратился к гуру црушнофобных параноиков бывший сотрудник американских спецслужб. - Товарищ, ваши музыкальные откровения открыли мне новый взгляд на общечеловеческое будущее. Человек человеку не брат, а гуманоидный представитель внеземной цивилизации.
- А вы слышали мой новый альбом? - перебил его восторженные излияния столь же воодушевленный такой знаменательной встречей Беллами. - строфа первая Supremacy?...
И Беллз еще долго говорил о своей концепции мировой слежки и заговора международных корпораций и продажных политиков, а Сноуден слушал и в восхищении качал головой, изредка поддакивая словоизлияниям Беллами. "Ай да, Беллами, ай да сукин сын!"

@темы: Музы мимо проходили вдохновеньем наградили, fanfiction